Дом Брюллова
Васильевский остров, Кадетская линия, 21

Этот старинный трехэтажный особняк имеет богатую и интересную историю. Здание построено в конце 1780–х годов в стиле зрелого классицизма.

Первым хозяином дома и усадьбы был купец Василий Грехов. Участок Грехова был застроен по периметру каменным домом, обращенным на Кадетскую линию, и дворовыми флигелями, выходящими на Тучков переулок. В конце XVIII столетия усадьба с домом перешла к новому хозяину - купцу Ивану Билибину, затем - коллежскому советнику Попову.

В 1845 году её приобрел профессор архитектуры, представитель позднего классицизма Александр Павлович Брюллов (1798 - 1877). По его проектам были возведены Михайловский театр, ансамбль зданий лютеранской церкви Святых апостолов Петра и Павла на Невском проспекте (дома 22 - 24), Штаб гвардейского корпуса на Дворцовой площади, Пулковская обсерватория и ряд других сооружений.

Приобретя дом на Кадетской линии, архитектор при перестройке сохранил без изменений прежний классический фасад. Его украшают четыре коринфских пилястра и фронтон, характерные для архитектуры конца XVIII века. Замечательна скульптурная обработка: барельефные панно и маски в замках окон, оригинален и балкон над порталом здания. Внутреннюю же планировку зодчий существенно изменил, встав на путь своеобразной переработки в использовании модели античного жилого дома – атриума. Свой дом архитектор завещал дочерям Софье и Олии.

В семидесятых годах XIX века в нем поселился новый хозяин – муж Софьи Александровны П.Ю. Сюзор (1844 – 1919) – общественный деятель и видный зодчий периода эклектики и модерна.

История дома Брюллова связана с замечательным музеем «Старый Петербург», который размещался здесь с 1907 по 1918 год. Музей собрал многие уникальные экспонаты, запечатлевшие шаги истории великого города. В отличие от других музеев дореволюционного периода «Старый Петербург» занимался охраной и пропагандой памятников истории и культуры.

В конце XIX и начале XX века усиливаются культурные явления в общественной жизни России. Обостряется интерес к прошлому страны. На глазах многих людей разрушались старые дворцы, переходили в запустенье «дворянские гнезда», перестраивались, а иногда и уничтожались в угоду предпринимателям и купцам шедевры отечественной культуры.

Лучшие представители творческой интеллигенции активно выступили за сохранение и использование культурного наследия. Заметную роль в защите культурного наследия сыграли представители художественного объединения «Мир искусства». В него входило немало одаренных художников, искусствоведов, краеведов, уделявших большое внимание изучению русской старины. Уважение и любовь к культурному наследию, оставленному прошлыми поколениями, обрели в его деятельности особое значение.

Одним из первых выступил в защиту памятников старого Петербурга идеолог «мирискуссников», художник и историк искусства А.Н. Бенуа (1870—1960). Тема северной столицы проходит через все его творчество. Особенно сильное впечатление произвела на современников статья А.Н. Бенуа «Живописный Петербург», появившаяся в 1902 году в журнале «Мир искусства», иллюстрированная множеством архитектурных и графических снимков. Он писал, что любит город на Неве, который «красив в целом, или, вернее, огромными кусками, большими ансамблями, широкими панорамами». Автор убеждал читателей, прежде всего художников, архитекторов, историков, краеведов, по-иному оценить и использовать памятники города.

Весной 1907 года общество архитекторов - художников при Академии художеств, под председательством П.Ю. Сюзора, образовало комиссию по изучению и описанию старого Петербурга. Её возглавил А.Н. Бенуа, секретарем стал мастер неоклассицизма в архитектуре И.А. Фомин, членами - художники М.Д. Добужинский, Н.К. Рерих, К.А. Сомов, архитекторы В.А. Щуко, А.В. Щусев, искусствоведы Н.Н. Врангель, В.Я. Курбатов и другие. Осенью того же года по инициативе комиссии был основан музей «Старый Петербург». Ему поручалось собирать документы, картины, рисунки, фотографии, чертежи, книги, архитектурные модели и детали, другие предметы, относящиеся к истории основания Петербурга и его окрестностей, к жизни города в «последующие эпохи».

Во главе музея был совет, состоявший из членов комиссии по изучению и описанию старого Петербурга. Он избрал из своего состава сроком на три года дирекцию - председателя музея, его двух товарищей (заместителей), секретаря и четырех членов.

Музей работал на общественных началах, его председателем стал А.Н. Бенуа, секретарями - И.А. Фомин и Е.Е. Лансере, хранителем - известный коллекционер А.Ф. Гауш. В первое время музей размещался в одном из кабинетов Академии художеств, однако этой площади явно не хватало, и руководители музея, обратились к П.Ю. Сюзору с просьбой временно разместить поступавшие экспонаты в его доме, на что получили согласие. Здесь музей занял прекрасное и самое большое помещение - Помпейский зал, несколько соседних с ним комнат, а также каретные сараи во дворе. В течение двенадцати лет музей оставался в доме Брюллова.

Новый музей сразу же получил широкое признание жителей столицы, вокруг него группировались многие деятели русской демократической культуры. Ядро его экспозиции составила уникальная коллекция искусствоведа князя В.Н. Аргутинского-Долгорукова. Крупный собиратель увлекался коллекционированием документальных памятников и произведений искусства, связанных с историей нашего города. Собрание, переданное в дар «Старому Петербургу», насчитывало 77 оригинальных произведений: рисунки отдельных зданий и улиц столицы В.С. Садовникова, К.И. Кольмана, Ф. Ламони, панорамы города XVIII—XIX веков, альбом с видами фасадов зданий на Биржевой (Пушкинской) площади, планы Кронштадта и Архангельска; 143 гравюры и литографии, среди которых была редкие чертежи и проекты зодчих Б. Растрелли, Дж. Кваренги, Ч. Камерона, А.Н. Воронихина, братьев Андрея и Александра Михайловых и других архитекторов. Позднее коллекционер передал в музей великолепные чертежи Конногвардейского манежа Дж. Кваренги, Николаевского (лейтенанта Шмидта) моста И. Лемона, вид Эрмитажного театра конца XVIII века.

Музей «Старый Петербург», по возможности, проводил изучение, пропаганду и охрану памятников истории и культуры. Музей работал в контакте с такими авторитетными тогда организациями, как Общество защиты и сохранения в России памятников истории старины (образовано в 1909 году), Историческое общество, Археологическая комиссия и, конечно, Академия художеств, которая была наделена правом давать разрешение на снос или перестройку старинных зданий и монументальных памятников.

Большое значение придавал «Старый Петербург» ведению так называемого «реестра вандализма», где в хронологическом порядке заносились случаи порчи, уничтожения наружной и внутренней архитектуры классических построек столицы или их снесения. Назывались фамилия владельцев домов и предприятия, начальники государственных учреждений и организаций - конкретные виновники таких нарушений.

«Нигде не гибнет столько произведений искусства, как в России. Памятники художественной старины, последние остатки былой красоты исчезают бесследно, и никто не поддержит то, что некогда составляло предмет восхищения современников», - так писал художественный критик, историк искусства, Николай Николаевич Врангель (1880-1915) на страницах журнала «Старые годы». "Архитектурные постройки, памятники кладбищ, картины, бронза, фарфор, скульптура, гравюры, предметы художественных промыслов - все это подлежит сохранению и защите".

«Старый Петербург» решительно выступил против «столичных вандалов», носившихся с проектом засыпки Лебяжьей канавки (ныне канал) около Летнего сада и разрушения в связи с этим перекинутого через канавку прекрасного Нижне-Лебяжьего моста. Усилиями общественности удалось отвергнуть этот проект. «Величайшим актом вандализма» была названа перестройка жемчужины архитектуры конца XVIII века - Таврического дворца (архитектор И.Е. Старов) для нужд Государственной думы, «искалечение» Михайловского дворца (К. Росси), где размещается Русский музей, переделка фасада Государственного банка на Садовой улице (Дж. Кваренги), застройка домами крыльев Главного Адмиралтейства (А. Захаров), одного из выдающихся памятников архитектуры начала XIX века и другие.

Благодаря активным действиям талантливых представителей русской культуры конца XIX и начала XX века, до нашего времени дошли многие памятники истории и архитектуры, которые формируют неповторимый вид Санкт-Петербурга.

Прошло сто лет и, вновь возникла угроза утраты архитектурных памятников Санкт-Петербурга. И вновь, как и сто лет назад, целый ряд деятелей культуры, искусства, политиков встали на защиту сохранения культурного наследия, создано «Общественное движение «Живой город», объединившее людей, которые любят Санкт-Петербург и неравнодушны к его судьбе. Цель движения – сохранение уникального архитектурного облика нашего города.

Однако вернемся к истории дома Брюллова. В 1918 году дом реквизируется, в нем образуются коммунальные квартиры, в нижнем этаже открываются два продовольственных магазина. Музейные экспонаты передаются Музею города, размещавшегося в Аничковом дворце до 1935 года, а затем в музейный фонд Государственного музея Ленинграда, размещенного в бывшем Румянцевском музее (ул. Галерная, дом 45, Английская набережная, дом 44).

В настоящее время дом Брюллова никем не занят, и что будет в нем расположено - не известно.



Дом Брюллова
Кадетская линия, 21. Фото 2011 г.

А.П. Брюллов
(1798 - 1877)

П.Ю. Сюзор
(1844 - 1919)

А.Н. Бенуа
(1870 - 1960)

И.А. Фомин
(1872 - 1936)

И.А. Лансере
(1875 - 1946)

Н.К. Рерих
(1874 - 1947)

Н.Н. Врангель
(1880 - 1915)
Главная страница